Главная страница » К 140-летию Городского училища в Усть-Каменогорске (часть I).

К 140-летию Городского училища в Усть-Каменогорске (часть I).

  • автор:

К 140-летию Городского училища в Усть-Каменогорске (часть I).

 

          Сто лет для музейного экспоната – не возраст, а для многих из нас непостижимо длинный период, вместивший в себя столько разных событий. Музейный документ – свидетельство нашей ушедшей истории, истории нашего города, наших родных и знакомых. Мне кажется, что много знакомых и приятелей появляется именно в школьные годы. Ведь ты проводишь с ними столько времени практически каждый день! А потом, вспоминая, гордишься ими, столько известных людей вышло из наших школ. А какие были учителя! Вот о них и рассказывают музейные документы – свидетели столетних событий.

           Как и во многих небольших городах, в Усть-Каменогорске образование начиналось с частных школ. Их открывали отставные военные, чуть позже политические ссыльные стали зарабатывать на жизнь частными уроками. Виктор Жилинский, например, давал частные уроки в домах полковника Катина и купца Задорова, а Константин Конеевич учил детей помощника полицейского надзирателя Трескина и купца Касаткина. В 1864 году в город прибыл под строгий надзор полиции Солейман Якубович Смольский. Лишённый всех прав, бывший шляхтич Виленской губернии получил от казны 6 копеек в сутки на проживание. Смольский, известный в городе под именем Семёна Яковлевича, своим образом жизни часто привлекал к себе внимание горожан. Был он католиком, а тут вдруг проникся симпатией к мусульманству, стал учить молитвы на арабском языке. Устроился служить по виноторговле, но долго не продержался, так как никак не мог отказаться от употребления вина. Но человеком был деятельным и открыл частную школу для девочек и мальчиков. Его школа существовала около пяти лет. В ней Смольский преподавал чтение, письмо, четыре правила арифметики, Закон Божий. За обучение брал плату от 50 копеек до 1 рубля. Эти педагогические занятия имели большой успех, в городе в это время было всего лишь одно приходское училище, открытое в 1863 году. Оно было переполненное, учились в две смены девочки и мальчики. С образованием было много не решённых вопросов, с которыми горожане постоянно обращались к городским властям. И вот случилось!  В 1881 году в Усть-Каменогорске открылось городское училище для мальчиков.  Открывались такие училища на основании «Положения от 31 мая 1872 года» МИД, которому подчинялось всё государственное образование. В положении так и было написано: «Училище есть общеобразовательное учебное заведение для тех детей, которые не удовлетворяются курсом народных начальных училищ, но и не могут затрачивать на образование столько средств, сколько требуют средние учебные заведения. Поэтому городские училища не задаются целью приготовлять учеников в какие-то учебные заведения, а имеют свою особую программу, не зависящую от программ других учебных заведений, составленную так, чтобы прошедшие полный курс получили более или менее законченное общее образование. Училища эти имеют целью доставить детям всех сословий умственное и религиозно-нравственное образование и воспитание. В Городском трёхклассном училище курс каждого класса был двухгодичным, т.е. учились 6 лет.

          Городские училища имели свою, утверждённую выше, форму. Первое – это фуражка. Чёрная, с красным кантом, с чёрным лакированным козырьком. На околыше помещалась эмблема – позолоченный венок с монограммой «ГУ». Зимой учащиеся ходили в чёрных косоворотках и чёрных брюках. Летом носили коломенковые (прочная мягкая льняная ткань) косоворотки с медными   выпуклыми пуговицами без эмблемы. Полагалась им ещё двубортная шинель с красными петлицами. Но в нашем городе из-за  недостатка средств у родителей, из формы носили только фуражки и ремни, на пряжке, которая тоже была монограмма «ГУ».

          В 1886 году в городе произошло знаменательное событие: 29 сентября городской Думой было принято постановление «О переносе 3-х классного Городского училища в ныне оконченное постройкою каменное здание…». В то время это было самое большое и самое красивое каменное здание в городе. Оно и сейчас укрощает город – стоит в парке имени К. Кайсенова.

          Программа училища была обширной, за все годы обучения осваивались предметы: Закон Божий, чистописание, церковно-славянский язык, русский язык, арифметика, геометрия, естествознание, физика, история, география, черчение и рисование, иностранный язык, пение, гимнастика, военное дело. Лучшим ученикам по итогам года выдавались Похвальные листы – «В награду отличных успехов и прекрасного поведения». После окончания училища вручались аттестаты, которые давали определённое преимущество при поступлении на государственную службу и некоторые льготы в отношении военной повинности.

          Знания училище давало основательные, педагогический коллектив был сильным, любящим свое дело и учеников. Первым заведующим училище был Александр Михайлович Михайлов, который состоял в этой должности до 1888 года. Музейные документы дают возможность назвать всех, кто состоял в этой должности; 1888 – 1890 гг. – Николай Алексеевич Хоцкий, 1891 – 1893 гг. – Павел Яковлевич Кусков, 1893 – 1905 гг. – Михаил Николаевич Греховодов, 1905 – 1910 гг. – Николай Лаврентьевич Осипов, 1911 – 1915 гг. – Клавдий Михайлович Попов,1916 -1919 гг. – Александр Мелентьевич Волков.

          За 38 лет его существования в училище работали: законоучителя А. В. Дагаев и А. П. Сосунов, учителя Н. А. Хоцкий, А. М. Михайлов, Никандр Платонович Домоковский, Пётр Семёнович Иванов, В. Иванов, Григорий Евграфович Псарёв, Михаил Иннокентивич Камбалин,  Александр Мелентивич Волков, Владимир Лукич Шкаристин, Александр Сидорович Цибенко, Клавдий Михайловияч Попов, Александр Иванович Седельников, Д. Любомудров, Балнашин, Александр Александрович Кусков, Иван Лукич Молодов, В. Ливашов, А.Шайтанов,  Н. Кокорин, Н. А. Соколов, Савельев. Эти учителя вырастили целую плеяду горожан, которые оставили яркий след  в истории нашего города.

 

К 140-летию Городского училища в Усть-Каменогорске (часть II).

 

          В Городском училище, как и в любом учебном заведении, шла своя внутренняя жизнь. Во многом она зависела от взаимоотношений учителей и учеников, но и от городских событий тоже. Из музейных документов известно, что в 1886 году в училище было всего 4 преподавателя, на содержание училища было затрачено 2419 рублей 72 копейки. В том же году на заседании Городской Думы Инспектор народных училищ предложил выделить 150 рублей на вознаграждение лиц, желающих заниматься преподаванием гимнастики и пения в Городском училище. Но предложение осталось открытым до будущих времён за неимением в настоящее время городских средств. Потом, конечно, нашлись кандидатуры на эти должности. Наш знаменитый земляк, писатель Ефим Пермитин был выпускником училища и в своих книгах оставил интереснейшие зарисовки об учителях.

           Вот такой эпизод произошёл в 1911 году с участием учителя пения. Александр Александрович Козлов был молод, образован и немного чудаковат, как считали горожане. Маленький, юркий. Носил он длинные, до самых плеч, волосы и тонкие, как у китайцев, опущенные ниже подбородка усы. На уроках рассказывал ученикам анекдоты из жизни духовенства и всегда первый заразительно смеялся над ними. По случаю назначения нового инспектора училища все собрались на утреннюю молитву. Появление учителя пения вызвало изумление у всех: он был с бритой наголо головой, сбросил усы и брови, остриг ресницы. Как регент, управляющий хором, Козлов прошёл вперёд и встал рядом со вновь назначенным инспектором Григорием Евграфовичем Псарёвым. Взмахнув камертоном, он нечаянно задел рукой воззрившегося на икону инспектора. Толстяк Псарёв взглянул на регента и оторопел. Сложенная в щепоть, занесённая для крестного знамения, рука замерла на полпути, глаза испуганно выпучились. И этот растерянный вид инспектора, и необычная круглая, блестящая, голая голова Козлова показались такими смешными, что все пятьсот человек учеников, все учителя и даже суровый преподаватель Закона Божьего Дагаев разразились таким согласным хохотом, какой вряд ли когда ещё слышали стены Городского училища.

          Говорил Александр Александрович отрывисто, ходил забавно размахивая руками, точно собирался вспорхнуть. Пение любил, но сам был безголос, обожал скрипку, с которой не расставался. Но играл на ней плохо. За малый рост, юркость, задиристость с инспектором, с местным начальством к учителю прочно пристала кличка «Бесхвостый Воробей».  Учились-то одни мальчики, как тут без кличек, шуток, подковырок?

          С большим уважением и тёплыми чувствами относились ученики к законоучителю Александру Павловичу Сосунову. Добрый, незлобливый, весьма деятельный, хороший проповедник – так все отзывались о нём. Он помогал многим ученикам. Например, только благодаря ему Городское училище закончил Пётр Столбов. Пётр Столбов поступил в училище в 1886  году. В третьем классе плата за обучение повысилась, отец забрал его из училища и отправил учиться сапожному мастерству. С горя парень решил сбежать и пойти в монастырь. А. Сосунов отговорил его от побега и помог вернуться в училище. Нашёл ему учебники (за них тоже надо было платить), помог средствами на оплату. Пётр Филиппович Столбов благополучно закончил училище, стал очень известным в городе человеком.

          В 1899 году городскому училищу была отведена территория для двора и сада, с условием, что ученики очистят от мусора угол Соборного переулка (ул. К. Кайсенова) и Андреевской улицы (…). Ученики работали  в саду. В 1900 году при училище открылись  столярные мастерские, где работали и ученики. Желающие даже могли заработать под присмотром учителя.

          Много лет историю, географию и русский язык преподавал Клавдий Михайлович Попов. О нём много судачили в городе. Всё, начиная с внешности и образа жизни, казалось всем необычным. Бронзово-смуглый, стройный, как горец, с тонким лицом. Одевался он во всё чёрное – от фуражки до блестящих лаковых сапог и лайковых перчаток, в которых ходил в самые лютые морозы. Вместо обязательной формы учительской – тёмно-синего мундира с золотыми пуговицами и фуражки с кокардой – он впервые появился в училище в отлично сшитом из чёрного сукна сюртуке с гражданскими пуговицами, обтянутыми атласом, и в обычной светской фуражке. Даже грозный инспектор народных училищ Н.В.Тузиков не смог переубедить его в плане костюма.

          В обращении с учениками он всегда был ровен, никого не выделял. Но особым вниманием на уроке пользовались слабые ученики.

          О широте и глубине знаний Попова тоже говорили с уважением. Удивлялись, что он получает целый ворох газет и журналов, тогда как остальные учителя в редком случае выписывают «Ниву» или популярный «Вестник знания». Попов не пил, не играл в карты, был холост, не за кем не волочился, что тоже удивляло обывателей в провинциальном городе. Пермитин в романе «Жизнь Алексея Рокотова» пишет о нём удивительные слова от имени своего героя: «…Клавдий Михайлович!… Он запечатлелся ему навсегда – как образец всезнающего учителя, – собранного, волевого человека и бесстрашного правдолюбца…. Кроме широты кругозора и педагогических способностей, он обладал ещё одним замечательным качеством – верой в человека. Он был глубоко убеждён, что всякий ребёнок рождается, чтоб стать творцом, и святая обязанность учителя – даже в самом ленивом, нерадивом ученике разбудить его творческие начала. Надо только всегда помнить, что перед тобой не оболтусы и несносные шалуны, а будущие знаменитые инженеры, музыканты, учёные, писатели. Ведь все же, все великие люди когда-то сидели за простой школьной партой. Но даже и обделённому природой слабому маленькому человечку учитель обязан попытаться вдунуть душу большого. Педагог должен подходить к ученику, как пытливый художник к своей  натуре: неустанно искать, угадывать в ней наиболее характерное, глубоко скрытую духовную жизнь – самое существо человека». Вот таким должен быть настоящий учитель!

          Мальчишки часто использовали привычки, характерные черты поведения своих учителей в разных розыгрышах. Особое отношение у них было к Григорию Евграфовичу Псарёву. Густобровым широким лицом и могучей, почти квадратной, фигурой он напоминал им дедушку Крылова. Был умён, добр – это отмечали все. Но временами (особенно после крупного проигрыша в карты) раздражителен и вспыльчив до бешенства. Тогда самый ничтожный повод – нестёртая с кафедры пыль, недостаточно остро заточенный кусок мела – вызывали у него приступ гнева. Чаще всего это проявлялось так: Псарёв, не помня себя, хватал дежурного, который всегда сидел на первой парте, за плечо и волочил его вместе с партой к доске или кафедре. Старик обладал медвежьей силой!

     Как-то удалые головорезы из выпускного класса решили померяться силой с учителем. Дежурный Саша Неделько легко вызвал вспышку гнева у него. Лишь только Псарёв схватил дежурного, сосед Саши и два здоровяка братья Ефремовы, сидевшие на второй парте, ухватились за него, пытаясь удержать парту. Не помогло! Две парты с сидящими на них четырьмя учениками поехали к кафедре. Вдруг, рукав блузы Саши с треском оторвался, а Псарёв отлетел к кафедре, сбил её с постамента и шлёпнулся на пол. Класс замер! Все поняли, что учитель плохо соображает в данный момент. Саша и Гоша Ефремов подбежали к нему, помогли подняться, усадили на стул, поставили на место кафедру. Придя в себя, Псарёв протянул рукав Саше, заметив: «…хорошо, что рукав, а мог бы и руку…». Следом достал малиновую десятирублёвку и отдал Саше на новую блузу. Не дождавшись звонка и забыв журнал, он ушёл из класса. Ученики договорились никому не рассказывать об этом эпизоде. Все любили доброго, хоть и вспыльчивого учителя. Он был всегда справедлив и одинаков в обращении с детьми богатых и бедных родителей. Хвалил способных и старался подтянуть отстающих учеников. Эта история стала известной из воспоминаний одного из учеников уже  в наше время.

 

К 140-летию Городского училища в Усть-Каменогорске (часть III).

 

          В Городском училище работал ещё один священник – Александр Павлович Сосунов. 31 год он преподавал в школах города Закон Божий. Служил в Троицком храме, вёл летопись с подробным описанием всех событий там происходящих. С учениками был добрым, незлобивым, хорошим проповедником. Все относились к нему с уважением. Человеком был образованным, деятельным. У него было два увлечения – метеорология и археология. На протяжении 40 лет он вёл метеорологические наблюдения. Немало предметов старины поступило от него в музей Семипалатинского подотдела Географического общества.

          Жизнь в училище скучной не была. Ученики ставили спектакли под руководством учителя русского языка и литературы Седельникова Александра Ивановича.

          Многим горожанам понравился «День колоса», который был организован А. В. Дагаевым, законоучитетелем и руководителем благотворительного общества. В одном из классов Городского училища  под руководством Дагаева все желающие занялись изготовлением маленьких букетиков из колосков. На следующий день сборщики и сборщицы (учащиеся двух городских училищ), получив кружки и плакаты с подписью «жертвуйте семьям запасных», вышли на улицы. Это происходило в 1914 г., в городе уже появились раненые на фронтах Первой мировой войны и семьи, оставшиеся без кормильцев. В их пользу и происходили сборы. Школьники с корзинами колосьев рассыпались по городу. К концу дня у каждого прохожего на груди красовался букетик из колосков. Выручка оказалась огромной – 618 рублей 58 копеек, для маленького да и небогатого городка это была большая сумма.

          В 1916 году в Городском училище была создана организация «Скаут». Её деятельность была направлена на военную подготовку и физическое развитие бой-скаутов. Преподавалась очень популярная тогда «Сокольская» гимнастика. Обучали бой-скаутов фельдфебели и один отставной прапорщик. Сразу после Февральской революции организация «Скаут» прекратила своё существование. В апреле 1916 года была попытка возродить её, но эта идея не была поддержана совдепом.

          По-разному сложились судьбы учителей после трагических событий гражданской войны. Нам известны лишь те, которые сохранились в воспоминаниях старожилов и в музейных документах. В 1918 и в 1920 годах были расстреляны два законоучителя – протоирей Сергий Феноменов и протоирей Александр Владимирович Дагаев. В 1937 году был репрессирован Цибенко Александр Сидорович, преподаватель черчения и рисования. Реабилитирован посмертно. Совершенно иначе сложилась судьба его лучшего друга – Александра Мелентьевича Волкова. Выпускник Городского училища, окончивший Томский учительский институт, он много лет работал в школах города. В начале 1920-х годов он покинул родной город, уехал туда, где ему предстояло стать знаменитым писателем. Мы все теперь знаем его, в первую очедь, как автора   известного бестселлера «Волшебник изумрудного города».  

          Уже упоминался Седельников Александр Иванович, учитель русского языка и литературы. Он был талантливым организатором художественной самодеятельности. Ни один праздник не обходился без драматических постановок, декламаций, которые он готовил с учениками. Он и сам писал небольшие пьесы    для театральных постановок. Много позже он работал в педтехникуме, и там тоже многих учащихся завлёк в драмкружок. В 1948 году Александр Иванович вместе со своей женой Клавдией Николаевной, учительницей математики ещё в Мариинском училище, праздновали 40-летний юбилей учительской деятельности. Работали они в то время в Черемшанской школе. Опытные педагоги, заботливые наставники, они были уважаемы школьниками и всеми жителями села. До глубокой старости Александр Иванович преподавал русский язык в Усть-Каменогорском кооперативном техникуме.

 

 

 

 

К 140-летию Городского училища в Усть-Каменогорске (часть IV).

 

          Судьбы учеников Городского училища очень важны для истории города, ведь они тоже оставили в ней свой след. И опять мы обращаемся к музейному собранию.

          Мы уже упоминали Петра Филипповича Столбова. он поступил в училище в 1886 году. После его окончания в 1894 году его приняли на службу в канцелярию Городской Думы.  Его можно назвать «самородком» – так талантлива и разнообразна была его деятельность. Он состоял постоянным членом мещанской Думы, которая  занималась проблемами одного из самых значительных сословий города. Очень ярко его таланты проявились во время строительства Народного Дома (здание бывшего драматического театра). Им были выполнены все чертежи объекта, составлена смета расходов на строительство, которым он ещё и руководил.  После постройки здания ему предложили заняться оборудованием помещения для городской библиотеки. Несмотря на занятость по службе и в общественных делах, Пётр продолжил образование, учился на курсах бухгалтерского и специального торгового счетоводства. Эта специальность ему пригодилась. Вся дальнейшая трудовая деятельность прошла в продовольственном отделе Совдепа  и Усть-Каменогорском банке. Успешно работал Пётр Филиппович до 1951 года.

          Лучшими друзьями по училищу, о которых он всегда вспоминал с теплотой, были Дмитрий Щеглов и Василий Бобров. Дмитрий после окончания училища уехал в г. Кульджу учиться на переводчика с монгольского и китайского языков. Василий уехал в Москву, где учился в Строгановском художественном училище, стал успешным архитектором. Выиграв один из конкурсов,  он строил торговые павильоны на Дальнем Востоке. Участвовал в экспедиции А.Н.Седельникова по нашему краю, много фотографировал и рисовал. В капитальном труде «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Киргизский край» были напечатаны его фотографии по природе нашей области. В 1917 году в Москве вышла его серия почтовых открыток «Сибирь Алтая» с художественными фотографиями Василия Боброва.

          Можно назвать ещё одну троицу близких друзей: Иван Кайгородцев, Алексей Молодов, Павел Рябов. Они известны как организаторы первого молодёжного социал-демократического кружка. После училища Рябов и Кайгордцев учились в Омской учительской семинарии. Главным вдохновителем революционных идей у них был Иван Кайгородцев. Друзья звали его  «Кай». Приезжая летом на каникулы в город, они собирали вокруг себя молодёжь, обсуждали волнующие их вопросы о народе, о власти, о справедливости. Как-то летом Павла Рябова вместе с Алексеем Молодовым вызвали в канцелярию уездного начальника Кязянцева. Городовой привёл их в уездное полицейское управление (здание областного историко-краеведческого музея), где их сначала принял пристав Лукин. Он долго пытался выяснить, что им известно о деятельности молодых людей, направленной на ниспровержение существующего государственного строя. Кричал, топал ногами, угрожал. Ничего не добившись от молодых людей, Лукин потащил их в кабинет уездного начальника Казанцева.  Тот их не ругал, не пугал, а ласково говорил о том, что ему понятны их мысли о народе, о несправедливости. Два часа наставлял на путь истинный, и всё-таки закончил угрозой: «Я вас предупредил!». Эта небольшая группа  кружковцев была очень популярна среди молодёжи города своим независимым поведением, своими разговорами, тесной дружбой с молодыми казахами. В 1911 году Павел Рябов женился на молодой учительнице, члене этого кружка, Олимпиаде Ивановой. Вместе они уехали в Москву. В 1942 году из Москвы они приехали в Катон-Карагай, где жила сестра Олимпиады Клавдия. Работали в сельской школе. Павел Иванович Рябов работал и в школах Усть-Каменогорска. Потом уехал в Алмату.

          Иван Фёдорович Кайгородцев жил и работал в городе. Много лет возглавлял отдел народного образования. Его жена Ирина Яковлевна в годы Гражданской войны руководила детским садом для детей из бедных семей.

          Алексей Петрович Молодов вместе с женой Марией Яковлевной уехал в Барнаул, где работал инженером. Их сын Герман погиб на фронте Великой Отечественной войны. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза

          На одной из фотографий запечатлены городским фотографом в 1910 году учащиеся и учителя Городского училища. Обязательно, кто-нибудь встретит знакомую фамилию: Андреев, Татюнников Алексей, Струин Василий, Нетунаев Леонид, Щеглов Иосиф, Изотов Василий, Генин Иван, Касьянов Иван, Тарасов Сергей, Муравьёв Владимир, Козловский Виктор, Буторин, Алейников, Степанов Илларион, Щеглов Виктор, Мухин Иван, Конторез Василий, Табаков Иосиф, Ларионов К., Пискунов Николай, Шадрин А., Горлов Пантелеймон, Антропов Тимофей, Колмаков Пётр, Студеникин Пётр, Черешков Мефодий, Щеглов И., Тимофеев Василий, Подойников А., Бородин Иван, Шмурыгин Гаврила, Бирзиков Филипп, Проскуряков, Андреев, Барсуков Николай, Литвинов, Егоров Алексей, Абаринов Иван. И с ними учителя: Седельников Александр Иванович, Молодов Иван Лукич, Соколов Александр Александрович, Шкарпетин Владимир Лукич.

 

К 140-летию Городского училища в Усть-Каменогорске (часть V).

 

          Старожилы города хорошо помнят старейшего учителя Германа Георгиевича Новикова. После Белоусовской начальной школы Герман поступил, выдержав приёмный экзамен, в Городское училище. Его мать, Мария Тимофеевна, мечтала выучить сына хотя-бы на сельского писаря. Она и думать не смела, что он станет учителем. Закончив училище в 1907 году, Герман успешно сдал экзамены на звание учителя начальной школы. Начал трудовую деятельность сельским учителем в посёлке Шульбинский. С 1920 года работал в школах города. Полвека он отдал детям, многие из которых стали учёными, педагогами, врачами, рабочими.

          Во время учёбы в училище Герман Георгиевич подружился с Александром Волковым, Никандром Петровским, ставшим впоследствии автором «Словаря русских личных имён», Ефимом Пермитиным, известным писателем, автором романов «Горные Орлы», «Жизнь Алексея Рокотова», Виктором костюриным (сын городского головы), который стал главным механиком треста «Алтай золото», а затем главным конструктором крупного завода в Барнауле.

          Городское училище окончил Евгений Студеникин, учился потом в Омском горном училище и начал работать почтовым служащим в нашем городе с 1894 года. В 1919 году, в связи с 25-летием его служения почтовому  ведомству, сослуживцы поздравили его Приветственным адресом: «Глубокоуважаемый Евгений Петрович! Вы как честный и неутомимый труженик умели быть нашим строгим Начальником, учителем, а когда нужно – добрым и сочувственным товарищем».  Е.П.Студеникин в это время был уже начальником городской Почтово-телеграфной конторы. Подписались под поздравлением 24 человека, которые нашли очень тёплые слова для своего начальника, наставника, друга, просто хорошего человека.

          Среди них есть и фамилия Михаила Дегтярева, который много лет проработал телеграфистом в городской      Почтово-телеграфной конторе. У них и биографии схожи. Михаил Андреевич после Городского училища учился в Омске и приехал в город работать на телеграфной станции. Очень скоро стал старшим телеграфистом. Его дом стоял в конце Соборного переулка (ул.К.Кайсенова) на берегу протоки и среди других домов выделялся большим садом.

          Михаил Андреевич любил заниматься садоводством, вывел несколько сортов яблонь, один из которых назвал «Галина», по имени своей жены. Этот сорт был отмечен на одной из сельскохозяйственных сибирских выставок. Уже будучи на пенсии не мог сидеть без дела, открыл у себя в саду метеостанцию, вёл наблюдения за погодой в городе.

          В 1899 году Городское училище  закончил Иван Анисимович Струнин,  затем учился в Семипалатинской  учительской семинарии. Работал учителем в Зыряновске, в Украинке, в Бухтарминской станице. Фотография стала его увлечением на всю жизнь. На его фотографии Зыряновск,  Украинка,  Бухтарма – природа, люди, школьные классы с детьми, замечательна прекрасная история нашего края.

          Профессиональным фотографом стал выпускник Городского училища 1914 года  Михаил Владимирович Горохов. С 1920 по 1932 год он жил в Усть-Каменогорске, работал в газете «Прииртышский коммунар». Более 290 его фотоснимков отражают важнейшие события в городе:  строительство мостов, укладку трамвайных линий, строительство дорог и появление новых улиц и микрорайонов, строительство УКГЭС, масштабные наводнения 1930 – годов, открытие новых магазинов, просто жители на улицах города.

          Егоров Николай Фёдорович окончил училище в 1909 году, работал телеграфистом в Почтово-тереграфной конторе. В 1916 году мобилизован на фронт Первой мировой войны. Там  в 1917 году он вступил в ряды РСДРП (б). Принимал участие в заседании Учредительного собрания 5 января 1918 года.

          В 1916 году в училище  был очередной выпуск учеников. Это был последний выпуск, который не затронули ещё революционные события, но в жизни многих из них сыграли решающую роль. Снимок сделан городским фотографом Шайтановым. Два стройных ряда выпускников; Сорокин, Шиляев Пётр, Сорокин, Чумаков, Захаров,  Сороковых, Александр Машуков, Горлов Константин, Петров Иван, Кириллов Валентин, Степанов Пётр, Болпашин, Лупенко, Рязанов Владимир, Бергер Пётр, Семёнов Василий, Виноградов, Батеньков Андрей, Барсуков, Филиппов Тарас, Наволорский, Лях, Поздняков Александр, Щербаков Николай, Шиляев Константин, Негунаев, Собитов, Ищенко Алексей, Басов Виктор, Подойников Александр, Лебедев Зосима, Тимофеев Пётр. Учителя: Шкарпетин В.Л., Цибенко А.С., Попов К.М., Волков А.М., Д. Любомудров, Балкяшин,  Дагаева В.А., Дагаев Н.В., Козлов А.А., Кусков П.Я., Сидельников Н.И.

     Судьбы некоторых учеников известны. Александр Иванович Машуков – комиссар Красной гвардии, расстрелян белыми. Горлов Константин – офицер белой армии, расстрелян при освобождении города Красной армией. Петров Иван был командиром частей особого назначения. Батеньков Андрей сразу же по окончании училища ушёл добровольцем на фронт и был убит в первом же бою. Щербаков Николай окончил Темирязевскую сельско-хозяйственную академию. Негунаев служил в городском военкомате. Ищенко Алексей работал в связи. Босов Виктор, талантливый артист-художник уехал в Свердловск. Тимофеев Пётр Селивёрстович  прошёл всю Великую Отечественную войну, погиб при взятии Берлина.

          Лебедев Зосима Алексеевич после окончания училища поступил учеником в городскую Почтово-телеграфную контору. В апреле 1917 года назначен переводом в Омскую почтовую контору. После службы в Армии в 1925 году вернулся в город. Работал в цветной металлургии.

          Известным писателем стал выпускник училища Дмитрий Черепанов. Главный герой его повести «Ветер в лицо» Артём Берестов лицо собирательное. В его образе прослеживаются черты характеров трёх неразлучных друзей: Д.Черепанова, Э. Дмитриева, И.Филиппова.

          Пётр Степанович Ворогушин, тоже выпускник училища, преподавал биологию в школах города. Даниил Ильич Горохов, Антон Иванович Лях – все они связали свою жизнь с педагогической деятельностью.

          История любого города всегда неразрывно связана с судьбами людей. Эти люди, о которых мы узнали, вписали свою страницу в историю нашего города. О них будут помнить ещё через сто лет, потому что память о них хранят музейные коллекции.

                                                   Г.Кущ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.