Главная страница » Не счесть сокровищ в каменных пещерах…

Не счесть сокровищ в каменных пещерах…

  • автор:

Не счесть сокровищ в каменных пещерах…

Всем известно, что восемьдесят процентов территории нашей области – это величавые горные массивы. Куда бы не ехал по степи, обязательно приедешь к горам. Город наш ведь тоже стоит среди гор. В толще горных пород на протяжении тысячелетий происходят разные природные явления, и некоторые из н.их приводят к образованию пещер. Пещеры – это полости в толще горы, открывшиеся на поверхность земли. Некоторые из них имеют вид галерей с расширениями в виде «залов»  с боковыми ответвлениями, а главное – выход «на улицу». Любителей гулять по горам много, разве пройдет кто мимо дыры в горе?

Археологам известно, что пещеры естественного происхождения широко использовались людьми в качестве жилищ на протяжении древнейшего периода каменного века. На старых картах области, до появления Бухтарминского водохранилища, недалеко от впадения р. Бухтармы в Иртыш находилась деревня Пещера. Название она получила от примечательного природного памятника – пещеры в скальном массиве из двух гротов, объединенных общим навесом, с площадкой перед входами. Там и обнаружила экспедиция С.С. Черникова стоянку человека эпохи каменного века. Пещера служила жилищем, святилищем, площадка перед гротами – мастерскими для изготовления орудий труда, для приготовления пищи и для других производственных процессов во время благоприятных погодных условий.

По всему миру природные пещеры привлекали древних людей. Они оставляли следы пребывания в виде кострищ, орудий труда, костей животных, настенных рисунков, иногда целых галерей с мифическими сюжетами. Со временем входы в пещеры заростали кустарником, засыпались разрушенными гранитами. А потом опять находились людьми, о них сочинялись легенды, которые долго хранились в памяти местных жителей. Вот, например, легенда об Иртыше, в которой говорится о том, как долго он боролся с горами, прокладывая среди них себе русло. Памятником этой борьбы были известные ранее на Иртыше пороги «Семь братьев». «Семь братьев» – семь спускающихся в Иртыш утесов с пещерным углублением, где, якобы, жили братья – богатыри, которые помогали Иртышу проложить широкое русло, успокоить бурлящие воды.

Иртыш всегда был той артерией, которая связывала огромные пространства между собой. Много сплавляли леса по Иртышу, руды и других грузов, по нему путешествовали и просто ездили по делам, в гости.

Проплывая, всматривались в берега, замечали причудливые скалы, пещеры, потом рассказывали о них, случалось от попутчиков слышали старинные легенды. Например, всем была видна скала при устье реки Смолянки до десяти саженей высотой. На ней было много надписей красной краской. Прочитать и понять их никто не мог, но все верили, что в них говориться оо огромных богатствах, спрятанных в тайных пещерах. У впадения в Иртыш речки Огневки стоит утес Петух – замечательный по своему эхо, повторяющему последние звуки и целые куплеты песен сплавщиков леса. Вокруг этого местараспространено много легенд о духах, стерегущих сокровища зарытые Гудько!

Но больше всего легенд и мифов о пещерах складывалось как о местах, где хранятся несметные богатства, клады. Эти легенды складывались во все времена. Да и как же иначе думать, если иногда они подтверждались удивительными находками. В историко-краеведческом музее хранится ценная реликвия – старинный шаманский кобыз, найденный в пещере у с. Екатериновки Уланского района. В Зайсанском краеведческом музее хранятся доспехи воина, тоже найденные в пещере. Встречаются в записках исследователей края ХІХ – нач. ХХ вв. упоминания о находках в пещерах предметов утвари, оружия разных времен, бронзовых котлов. И так это привлекательно, что пещеры искали не только любители богатства, но и исследователи – искатели старины, научных открытий.

Известный краевед Борис Георгиевич Герасимов записал у жителей Усть-Каменогорска в 1905г. несколько легенд, связанных с пещерными кладами. У него есть упоминания о двух таких пещерах. Первая легенда о Черной Сопке, которая находится в 3-4 км севернее Глубокого. В пещере около Черной Сопки похоронил себя разбойник, закрыв вход большой каменной плитой. Иногда плита попадается кому – нибудь на глаза, но при следующей попытке найти ее, плита исчезает. В пещере разбойник спрятал все награбленное богатство, но найти его никому не дано. Вторая легенда рассказывает о пещере на горе Орел близ Усть-Каменогорска. Рассказал ее Б. Герасимову казак В.Черкашин. якобы много лет назад на горе жил смелый разбойник, который грабил торговые караваны, проходящие по Иртышу. С орлиной зоркостью он высматривал караваны, с такими же быстротой и ловкостью нападал, а добычу уносил в пещеру. Купцы решили покончить с ним: снарядили караван и наняли большое количество стражников. Поравнявшись с горой, стража бросилась к Орлу, чтобы захватить разбойника. Но внезапно среди ясного дня черная туча обложила гору и раздался такой сильный гром, что испуганные охранники каравана разбежались, забыв про разбойника. Много раз еще пытались смельчаки схватить обитателя Орла, но всякий раз гора окутывалась плотным туманом, а гром и молнии отпугивали их. Разбойник навел кругом такой страх, что и после его смерти долго еще боялись ездить мимо горы. По преданию на горе Орел есть несколько пещер, в которых разбойник спрятал награбленное богатство, но пещеры эти скрыты от людей.

Жительница Усть-Каменогорска Е.И. Пушкарева рассказала Борису Георгиевичу интересную легенду о Монастырских горах. По преданию на месте гор существовал некогда калмыцкий (джунгарский) монастырь с большим числом монахов. За грехи монахов монастырь окаменел, «застыл» по местному выражению. Однажды в одной из монастырских пещер поселились разбойники. Они наложили на пещеру заклятье, которое ее охраняло. Находились смельчаки, пытавшиеся овладеть кладом, оставшимся после разбойников, но всякий раз их отбрасывало сильным ветром, который вырывался из пещеры. Так и остался клад нетронутым.

В Калбинских и Нарымских горах еще в эпоху бронзы добывалось много меди и олова. Многие из штолен эпохи бронзы имели входы в виде пещер. В таком виде некоторые из них сохранились до наших дней. Они тоже привлекали внимание, особенно золотоискателей. Ведь известно, что в ХІХ –нач.ХХвв. эти места стали районом золотых приисков, где добывалось песочное и рудное золото. И довольно много добывалось его какое-то время. У Г.Д. Гребенщикова есть удивительный очерк «Путешествие в пещеры». Любознательных путешественников было четверо – Г. Гребенщиков, братья Михаил и Константин Горшковы, Александр Голимонт. Все очень известные в городе личности. Первым делом обозначились с пещерой, нашли проводника казаха. Проводник рассказал, что уже лазил в эту пещеру, сопровождая В.И. Маевского и американца Д. Кеннана. Им пришлось сначала выслушать рассказ о том, что их проводника впечатлил не столько вид знаменитого американца, сколько представительная фигура и блестящая форма сопровождавшего его Уездного начальника Маевского, который, к тому же, говорил на совсем непонятном языке.

Тем временем вышли к дыре в подземелье, напоминающую волчью нору. Миша, самый толстый, пролез первый, за ним Костя и Георгий. Это оказалась древняя горная выработка с несколькими ответвлениями от основной штольни. Исследователи разделились, проводник утверждал, что есть два выхода. Дальше Гребенщиков пишет: «… Михаил и Константин с проводником вышли с другой стороны горы. Они были в самом лучшем расположении духа и уверены в том, что нашли золотую жилу. … Тут появилась группа всадников, среди которых выделялась бородатая фигура геолога Обручева, одного из самых популярных профессоров Томского Технологического института. Обручев поблагодарил отважных исследователей за подробное описание древней штольни». И тут же разочаровал «золотоискателей» – в принесенном ими кварце были вкрапления олова. Гребенщиков вышел из штольни с тростью, которую нашел там. Восторгу проводника не было предела – это была его любимая палка – трость, очень дорогая для него, он не знал, где потерял ее. Оказывается оставил в предыдущее посещение штольни с Маевским и Д. Кеннаном.

В 1914 году А.С. Новоселов, известный этнограф и писатель, приехал в п. Большенарымское учительствовать. По чисто писательской привычке он писал путьевые заметки, где тоже упоминает о пещерах. Влево от дороги, верстах в 2-3 от Большенарымского, ему бросились в глаза две небольшие группы гор. Позже он узнал, что называются они Каменюха и Шиши. Обе представляют собой острые скалистые гребни весьма причудливой формы. Склоны их завалены гигантскими гранитными глыбами, которые образовали между собой пещеры. С этими пещерами связано много местных преданий, в которых говорится о сказочных богатствах, спрятанных в них китайцами, казахами и мифическим народом «чудь». Предания постоянно обрастали новыми подробностями: находились смельчаки и проводили там раскопки. Золота никто не нашел, но вытаскивали из пещер медные и железные котлы, разное оружие, мелкие бытовые предметы. Рассказывали, что во многих пещерах на степях есть надписи. Прочитать, к сожалению, их никто не может, а они – то и рассказывают, где основной клад.

Пещера с большим количеством надписей и рисунков, рассказывали местные пастухи, есть в г. Каменюха. Эта пещера примечательна еще и тем, что очень большая, – туда можно загнать десяток лошадей. Этим раньше пользовались конекрады. Надо сказать, что в этом районе археологами найдены гроты с рисунками І тысячелетия до нашей эры, выполненные красной охрой. В одной из пещер у с. Коктерек нашли бронзовый котел VІІІ – VІІвв. до нашей эры, который еще в 1950-е годы стал экспонатом историко-краеведческого музея.

В 1928г. в окрестностях Усть-Каменогорска работал А.А. Адрианов. Главным объектом его изучения был Аблайкит – друнгарский ламаистский монастырь. Общаясь с местным населением он записал предание о пещере Бау-Куус, в которой якобы спрятаны сокровища Аблайкитского монастыря. По преданию пещера проникала глубоко в гору и в ней было совершенно темно. В одной из стен была каменная дверь со скобой, а за этой дверью и спрятаны калмыкские (так называли в народе джунгар) сокровища.

По подсказке учителя из с. Ленинка М.Н. Посекова, Адрианов нашел лесообъезчика, посетившего когда-то пещеру. По его указанию, примерно в трех километрах от крепости, подошли к подошве горы, по крутому склону поднялись к местонахождению пещеры. Но, увы! Вместо пещеры нашли простую нишу из навалившихся друг на друга огромных гранитных плит. В левом углу, правда, было углубление с ровной квадратной стенкой, но дальше хода не было. Адрианова, конечно, интересовали не сокровища, не предметы утвари, о которых рассказывали местные жители. Он хотел найти следы жизнедеятельности древнего человека, обитавшего в пещерах в каменном веке. Спустившись с горы, они узнали от казаков, убиравших в ложбине хлеб, что пещера с сокровищами находится в другом месте. Послушав их, исследователи с большим трудом поднялись снова на гору, но уже другую. Обследовали весь ее склон, нашли еще несколько ниш из гранитных глыб, но пещеры так и не нашли. Проанализировав свою попытку найти пещеру с сокровищами, команда Адрианова решила, что все это фантазии местного населения. Дальнейшее продвижение А.А. Адрианова было в долину реки Таргын. Его внимание привлекла гора Канкай. От местного населения они услышали предание, что гора получила имя от калмыцкого героя – богатыря Канкая, который жил в пещере. С дороги, по которой они ехали вдоль реки, действительно в верхней части горы было видно отверстие, похожее на вход в пещеру. Не долго думая, исследователи предприняли попытку добраться до этого отверстия. Они поднялись на вершину горы и по каменной осыпи спускались к отверстию. Но отверстие не нашли! Уже спустившись по склону вниз, увидели ошибку – спускаться надо было по другому логу. На повторный спуск уже никто не отважился.

Интересен такой факт: мы, сотрудники музея, в 1987 году слышали эту же легенду от местного жителя Амангельды о калмыцком богатыре Канкае, похороненном в этой пещере. Да, не повезло экспедиции А.Адрианова с пещерами, но им повезло как археологам – они нашли и исследовали горные выработки эпохи бронзы. У зимовки Кузембаева, почти на вершине горы Сарышеку, они нашли яму, на дне которой в глубь горы начиналась штоля. Вход в штольню был низкий, сначала шли согнувшись, но потом 10-12 метров шли во весь рост, потом проход стал низким, двигаться можно было только ползком. Штольня пробита по кварцевой жиле, потолок и стенки представляют почти сплошной кварц. Можно предположить, что это была выработка на олово, а может быть и золото.

Совсем рядом по склону горы нашли еще одну штольню. Она оказалась небольшой – через три метра она уперлась в стену. В левом заднем углу в выступе породы выбито почти вертикальное отверстие на глубину 18 сантиметров и диаметром в стеариновую свечу. Почему-то Адрианов не пишет ни о каких находках вокруг штолен, упоминая только отвалы породы. Находки орудий горного дела, например, помогли бы датировать эти выработки, определить их древность. Тем не менее, археологи, изучающие эпоху бронзы, уже в наше время не оставили без внимания эти древние выработки. Исследовала их совместная казахско-германская экспедиция, в ее работе принимали участие и сотрудники музея. Это, действительно, выработки, где добывали олово еще в эпоху бронзы. Археологи нашли в отвалах каменные орудия горного дела, фрагменты керамики.

В фондах музея хранится документ с таким значимым названием – «Докладная». Прислал ее в 1952 году Мусин Михаил Александрович, преподаватель средней школы с. Жулдуз Больше-Нарымского района. В ней он подробно рассказывает историю одного клада в горах Нарымского хребта. Началось все еще в 1912 году, когда некий житель с. Нагуманово Шамчитдин посетил своих родственников в китайском городе Урумчи. Там он познакомился со столетним китайцем, соседом родственников, который оказался родом из местечка Уркор у Нарымского хребта. Расположившись к земляку, старик поведал ему о кладе с огромными богатствами, оставленными его родичами давным-давно, довольно точно и подробно обрисовал его местонахождение. Возвратившись домой в Нагуманово, Шамчитдин взял в спутники односельчанина Г. Сулейменова и отправился на поиски китайского клада. С большим трудом они нашли это место, где все соответствовало рассказу старика китайца. Высокая гора, отвесная скала, на высоте 20-25 метров от подошвы скалы отверстие 1,5м на 1м, которое было закрыто каменной плитой, виднелся небольшой уступ у входа. У подножия скалы валялись прогнившие лесенки. В свое время они крепились на вершине скалы, по ним сверху спускались к уступу со входом в пещеру. Поход в саму пещеру решили отложить, т.к. не было уже сил, да и инструментов для проникновения на такую высоту. Но…, всегда бывает это «но». Шамчитдин вскоре умирает, его попутчик пытается, но сам никак не может найти вход в пещеру. А суть докладной в том, что оказывается в 1952 году в Свинчатке проживал М.Сафиуллин, которому Г. Сулейменов успел рассказать о китайском кладе. Однажды летом, еще накануне революции, возвращаясь с джайлау Сафиуллин находит это место. Будучи религиозным он считает, что там поселились злые духи, которые не дают никому проникнуть в пещеру с кладом.

М.А. Мусин считает эти предания правдой, т.к. эту историю ему рассказывал еще и его отец А.Г. Мусин, уроженец с. Нагуманово. Нашлись и еще старожилы, знающие об этом китайском кладе, но все они рассказывали о нем неохотно, ссылаясь на злых духов, что охраняют его с давних времен.

В том же районе, в Нарымских горах будоражила воображение местных заброшенная давно шахта усть-каменогорского золотопромышленника. Самые смелые с коптилками спустились туда, дошли до бокового туннеля и уперлись в дверь, на которой висел огромный замок. У этой двери вдруг погасли все коптилки. Кладоискатели, а они были уверены, что за дверью спрятаны огромные ценности, сочли погасшие коптилки за проделки злых духов, которые охраняют эти сокровища. Больше уже никто не осмелился лезть в эту шахту. А легенда о сокровищах жива до сих пор.

Живы и другие легенды, они есть в каждом районе, в каждом горном поселке.

А вдруг кому и повезет!?

Г.Кущ     

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.